ФЭНДОМ


232872 350
Вероятно, в это трудно поверить, но в Норвегии уже почти двадцать лет проживает персона, считающая себя другом самого разыскиваемого террориста в мире. «Я готов пожертвовать собой за бен Ладена», – объявил вскоре после карикатурного скандала Нажмуддин Фарай Ахмад, больше известный как мулла Крекар. Его жена, четверо детей и родной брат также живут в Норвегии и даже успели обзавестись норвежским гражданством. Самому Ахмаду иммиграционные власти норвежский паспорт не дали, поскольку он успел отметиться в террористических списках как в США, так и в ООН.

Интересно, что семья Ахмада как раз по квоте ООН попала в Норвегию в качестве курдских беженцев, спасавшихся от режима Саддама Хусейна. После первой войны в Персидском заливе американцы вынудили Хусейна покинуть Северный Ирак, и власть там перешла в руки местного правительства. Ахмада такое положение не устраивало, и он создал боевую группировку «Ансар аль-Ислам», которая обосновалась на границе между Ираком и Ираном. Вскоре «Ансар аль-Ислам» попала в список террористических организаций как структура, тесно связанная с «Аль-Каидой» и «Талибаном».

Ахмад, ставший к тому времени муллой Крекаром, проповедовал в Норвегии и регулярно наведывался в Ирак, где вдохновлял единомышленников на борьбу с американскими приспешниками. Причем его группировка воевала не только с вооруженным противником, но и в массовом порядке уничтожала мирных жителей. В августе 2002 года Ахмад был задержан полицией Ирана и отправлен в Нидерланды, где его посадили за решетку. Но в январе 2003 года голландцы вернули заключенного в Норвегию, и тамошний Верховный суд посчитал Крекара персоной, опасной для королевства. Но выдворить неудобного муллу-террориста из Норвегии нельзя, поскольку в Ираке его могут казнить. Покой вооруженного проповедника бдительно охраняет Европейская конвенция по правам человека.

МУЛЛА НА ЧУЖОМ ПОЛЕПравить

Мулла Крекар, кажется, делает все возможное, чтобы вывести из терпения норвежских политиков. Ему уже мало вооруженной борьбы на родине, и он провозглашает себя борцом за ислам во всем мире. В 2006 году Крекар выдал на-гора целый манифест, в котором раскрывает истоки войны цивилизаций. Понятно, что друг бен Ладена не сомневается, на чьей стороне окажется победа: «Именно мы пришли изменить вас. Посмотрите за ростом населения в Европе, где численность мусульман растет подобно комариным стаям. Каждая западная женщина в среднем рожает 1,4 ребенка. У каждой мусульманской женщины в тех же странах в среднем 3,5 ребенка. В 2050 году 30% населения в Европе будут составлять мусульмане».

Однако победа будет достигнута не за счет численного перевеса на поле противника, а на основе правильного мировоззрения. Жители Запада погрязли в пороке, и их ценности вобрали в себя материализм, эгоизм и дикость древних греков и римлян. Эти ложные идеалы, как считает мулла Крекар, в конце концов разрушили христианскую веру. Особенно он ополчился на гомосексуализм: «Запад разрешает секс мужчины с мужчиной. Этого никогда не позволял Иисус. Сейчас Запад желает одолеть и осквернить ислам». «Наш образ мысли всепроникающий и демонстрирует большую крепость, чем ваш. Это вызывает ненависть на Западе, который ощущает свою слабость и прибегает к насилию и войне с исламом», – продолжал Крекар.

Понятно, что мулла видит в попытке распространить демократию на мусульманский мир всего лишь предлог для борьбы с настоящей верой и истинными ценностями: «Западное мировоззрение не переносит ислам, и это является объяснением насилию. По той же причине объявлена охота за Усамой бен Ладеном». Своего друга Крекар видит политическим и религиозным лидером исламского халифата. «Усама бен Ладен – достойный человек, его называют террористом, поскольку за ним нет собственного государства. Те, кто называют бен Ладена террористом, сами убивают наших женщин и детей», – припечатывает поборник истинных ценностей.

ТАКСИ НА РОДИНУПравить

Следует признать, что норвежские власти не сидели сложа руки: посол в Ираке уже лет пять ведет диалог с местными властями о возвращении Крекара на родину. Бывший министр труда и натурализации Бьярне Хокон Ханссен обещал не затягивать процесс, и это обещание было дано аж в 2006 году, сразу после формирования иракского правительства. «В какой день, неделю или месяц это может произойти, мы предоставим решать нашему представителю. Он должен поднять этот вопрос тогда, когда посчитает, что время пришло», – отметил министр. В Курдистане, однако, свое правительство, которое Норвегия не признает. Поэтому гарантий того, что Крекара не повесят, как Хусейна, никто предоставить не может.

Надежда затеплилась, когда Крекар во всеуслышание объявил о желании сразиться с американской военщиной. К тому времени подведомственная ему «Ансар аль-Ислам» вышла за пределы Северного Ирака и закрепилась в так называемом «суннитском треугольнике». Обрадовавшийся Ханссен обещал быстро подготовить мулле все документы и даже снабдить деньгами из собственного кармана: «Если Крекар желает отправиться в Ирак, он получит необходимые документы в тот же день. Он получит также деньги на авиационные билеты и такси, и самые лучшие напутствия. Если он сам примет такое решение, то это вполне реализуемо».

Крекар, однако предпочел разить американских захватчиков словом и остался в Норвегии. «К сожалению, я не могу вернуться назад и участвовать в этом. Я не свободен, но я надеюсь освободиться, чтобы вернуться домой в Ирак и воевать с американцами», – заявил он курдской газете Awene. В январе прошлого года на Крекара покушались прямо в его квартире, после чего его взяла под защиту норвежская полиция. Буквально на днях в шведском Гётеборге задержали подозреваемого в покушении. Им оказался одержимый кровной местью иракский курд. А еще в июне прошлого года мулла заявил, что если его насильно вышлют в Ирак, то ответственных за такое решение ждет смерть от рук его детей или сторонников из «Ансар аль-Ислама» и «Аль-Каиды». Норвежцам оставалось только в очередной раз развести руками.

ДОСТАЛ ДАЖЕ МУСУЛЬМАНПравить

Но Крекар не был бы Крекаром, если бы не напомнил о себе снова. Причем его заявление о желании участвовать в политической жизни свободного Курдистана прозвучало в самый разгар истории с высылкой на родину Марии Амели. В 2013 году в иракском Курдистане состоятся очередные президентские выборы, и Крекар подумывает о своей политической легитимизации. Возможно, его вдохновляет пример Хашима Тачи, превратившегося из лидера боевиков в премьер-министра Косова. Однако Крекар выдвинул норвежским властям главное условие своего отбытия: его имя должно быть исключено из американских и ооновских террористических списков. Ни больше, ни меньше.

Отъезд Крекара столь желанен, что за дело согласился взяться министр иностранных дел страны Юнас Гар Стёре. «Ничто не могло бы обрадовать нас больше», – растрогался министр и пообещал в самые сжатые сроки направить соответствующее прошение в ООН. Но Крекару спешить некуда, поэтому он отвел себе на отъезд «год–два». А его адвокат подчеркнул, что Норвегия как демократическое государство несет ответственность за безопасность Крекара даже после его отъезда.

Например, норвежские власти должны гарантировать, что Ахмада-Крекара не упекут в Гуантанамо. Лидер «Партии прогресса» (которая выступает за ужесточение иммиграционного законодательства) Сив Йенсен считает, что Крекар просто насмехается над властями: «Вероятно он думает, что хорошо было бы отправиться в Ирак со «снятой судимостью». Но его история и его деяния никуда не исчезнут. Затеянный им цирковой номер лишь усиливает то, что я и «Партия прогресс» на протяжении многих лет говорили об этом человеке. Тезис о том, что Норвегия должна заботиться о нем после его отъезда из страны, также необычайно смел».

Крекар достал в Норвегии всех и не в последнюю очередь многих местных мусульман, которые не имеют ничего общего с террористами, джихадом и конфликтом цивилизаций. «Пребывание Крекара в Норвегии плохо отражается на норвежских мусульманах. Их совершенно необоснованно отождествляют с самим Крекаром и его взглядами на демократию и религию», – утверждает социоантрополог Томас Хюлланн Эриксен. А политолог Тудал Йенссен подчеркивает, что пребывание Крекара в Норвегии выгодно тем, кто пугает норвежцев потерей идентичности из-за наплыва иммигрантов: «Он предстает как реинкарнация тех иммигрантов, которых мы считаем опасными для нашего существования». С Йенссеном трудно не согласиться: пока Крекар спокойно пребывает в Норвегии, надеяться на радикальные новации в иммиграционной политике не приходится.

А сам мулла становится вольным или невольным вдохновителем новых экстремистов. На этой неделе руководитель военной разведки Хьелль Граннхаген недвусмысленно объявил, что проживающие в Норвегии лица обучаются в специальных лагерях «Аль-Каиды». Поэтому сегодня угроза террористических актов в Норвегии сильна как никогда ранее. Что же заставит Крекара поскорее уехать в Ирак?


Источник

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики