ФЭНДОМ


Uten navn

Павел Прохоров

Урон, который понесла Россия от договора о разграничении морских пространств с Норвегией, сильно преувеличивается

Норвежский Директорат нефти опубликовал отчет о результатах сейсмических съемок в юго-восточной части Баренцева моря и в акватории вокруг острова Ян-Майен. В этих ареалах могут оказаться залежи нефти и газа объемом 390 млн стандартных кубометров в нефтяном эквиваленте (н.э.). «Это прекрасная новость для Норвегии: дополнительные ресурсы представляют огромную ценность для нашего общества. Особенно радостно это известие для Северной Норвегии, которая превращается в следующую нефтяную провинцию страны», – комментирует министр нефти и энергетики Ула Бортен Му. В течение двух лет исследовательские суда картографировали 144 тыс. кв. км морских пространств. В итоге скорректированная оценка неразведанных запасов углеводородного сырья на норвежском шельфе выросла на 15%.

А вот реакция целого ряда российских аналитиков и журналистов оказалась чрезмерно эмоциональной. Некоторые обвинили Дмитрия Медведева в том, что он «подарил» Норвегии часть нефтяного богатства страны. Ведь юго-восточная часть Баренцева моря – это примерно половина бывшей спорной акватории, которая отошла к Норвегии в результате договора, подписанного в ходе визита тогдашнего президента РФ Медведева в Норвегию в апреле 2010 года. Норвежский сетевой ресурс BarentsObserver насчитал целых 25 статей, содержащих негативные заголовки в адрес нынешнего премьера России. Отмечен, например, такой: «Александр II продал Аляску, Медведев подарил Норвегии часть Баренцева моря, где обнаружены гигантские запасы углеводородов».

РБК счел уместным броско озаглавить сюжет: «Медведев подарил Норвегии нефть». Ссылаясь на агентство Reuters, РБК объяснил, что Россия уступила Норвегии территорию, на которой содержится 1,9 млрд баррелей н.э. А упущенная выгода в стоимостном выражении составила не менее 30 млрд евро. Поскольку в России почти все следят за курсом нефти на мировом рынке, легко увидеть, что эти две цифры просто «не бьются». Обратимся к первоисточнику и проделаем нехитрые арифметические действия самостоятельно. По данным Директората нефти, в юго-восточной части Баренцева моря может находиться 300 млн кубометров н.э., тогда как у Ян-Майена – оставшиеся 90 млн (далекий арктический остров никакого отношения к российско-норвежскому договору не имеет). Кроме того, ведомство уточняет, что на нефть приходится лишь около 15% неразведанных запасов, а остальное – газ.

Переводной коэффициент из кубометров в более привычные «бочки» (баррели) составляет 6,3. В результате получается, что суммарная выручка (а не прибыль) от всей нефти, если ее разом продать по нынешним ценам, составит немногим более 28 млрд долларов (а не евро). Цифра немалая, но не стоит забывать, какими издержками сопровождается разработка арктических месторождений. Например, инвестиции в Штокмановское месторождение оценивались почти в 30 млрд долларов, поэтому в условиях неопределенности спроса и цен на газ проект пришлось отложить. Заметим также: 300 млн н.э. – среднее значение запасов, при этом пессимистический прогноз директората составляет 55 млн кубометров, а оптимистический – 565 млн. Наконец, общий объем неразведанных запасов на шельфе всех морей Норвегии – примерно 2,6 млрд кубометров н.э., что меньше доказанных ресурсов того же Штокмана.

Понятно, что тех, кто не склонен к компромиссам, никакие цифры не убедят. Ни пяди родных акваторий и ни капли отечественной нефти – лозунг простой и понятный. Скептиков не поколеблет даже тот факт, что в российско-норвежском договоре присутствует отдельная глава о совместной разработке трансграничных месторождений. Но даже тем, кто готов слушать и слышать, не вполне ясно, почему же Россия отказалась от секторного принципа разграничения, когда морская граница идет строго по меридиану до Северного полюса.

Присоединившись к Конвенции ООН по морскому праву, Россия признала, что основополагающим для разграничения акваторий считается принцип срединной линии. Это не означает, что граница должна идти строго по срединной линии, но она является отправной для переговоров. Далее учитываются дополнительные факторы, например протяженность береговых границ двух государств. Стороны договорились, что спорную зону 175 тыс. кв. км следует разделить пополам так, чтобы никто не потерял лица.

Россия могла и не присоединяться к конвенции, настаивая на секторном принципе, но тогда она не смогла бы претендовать на международно признанное расширение границ континентального шельфа за пределы 200 морских миль. А это ареал размером 1,2 млн кв. км, что многократно превышает акваторию, отошедшую к Норвегии в результате раздела Баренцева моря. «Главная цель российской политики в том, чтобы поддерживать стабильность и соблюдать международное право в Арктике», – говорит заместитель директора Института им. Фритьофа Нансена Ариль Му.

Норвежский ученый уверен, что наличие в спорной зоне нефти и газа вообще не играло значимой роли: «Русским переговорщикам необходимо было объяснить у себя дома, почему они отказались от секторного принципа, ничего не получив взамен. Именно поэтому договор не был однозначно принят в России: очень сложно объяснить соображения внешней политики неподготовленной публике. Решение нашлось в том, чтобы преувеличить энергетические аргументы и сосредоточить на них основное внимание внутри страны».

Результат оказался ожидаемым: в отсутствие аргументов со стороны МИДа все шишки посыпались на голову бывшего президента. Не стоит забывать, что приказы начальников – плод труда их подчиненных. Тем более что тогдашний премьер-министр и нынешний президент РФ Владимир Путин тоже не остался в стороне от переговоров. Норвежское издание Aftenposten утверждает, что Путин почти договорился со своим коллегой Йенсом Столтенбергом о линии разграничения еще в феврале 2010 года в Хельсинки. В тот раз подписанию соглашения помешали разногласия о статусе так называемой рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена. Российские дипломаты не сумели предложить партнерам каких-либо внятных альтернатив и просто отказались от проблем увязки переговорного процесса с обсуждением особого положения архипелага. Именно это обстоятельство, а не мнимая упущенная прибыль – минус соглашения. Этот недостаток еще не поздно исправить, но договариваться придется со всеми государствами, подписавшими договор о Шпицбергене, а их сегодня насчитывается 40.


Источник

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики