ФЭНДОМ


64587 400
Лидеры России и Норвегии провели журналистов и экспертов, подписав рамочное соглашение о разделе морских пространств

Первый день визита российского президента в Норвегию был в основном протокольным, а переговоры с премьер-министром были назначены на вторник, и в этот же день Медведев собирался в Копенгаген. И казалось, что самые трудные проблемы двустороннего сотрудничества, в первую очередь – подписание договора о разграничении акваторий в Баренцевом море – будут обсуждаться в дежурном режиме. Однако лидеры провели и журналистов, и экспертов, включая и автора этих строк.

ОСТАЛИСЬ ДЕТАЛИ

По довольному виду премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга и Дмитрия Медведева на пресс-конференции можно было догадаться, что назревает сенсация. Сначала Столтенберг отметил, что Норвегия и Россия подписали восемь договоров, включая договор о безвизовых поездках жителей приграничной полосы. А затем объявил, что Норвегия и Россия договорились о параметрах договора о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане.

«Мы договорились обо всех элементах разрешения сорокалетнего кризиса. Договор зиждется на принципах международного права. Он выглядит хорошим и сбалансированным, и от этого выиграют обе страны», – сказал норвежский премьер. Как пояснил Столтенберг, спорная зона площадью около 175 000 кв. км будет поделена на две равные части. Эта акватория богата рыбными ресурсами, а также, возможно, содержит большие запасы нефти и газа. И Медведев, и Столтенберг заявили, что договор укрепит отношения двух стран в энергетике, рыболовстве и судоходстве, в поисковых и спасательных операциях.

Сама линия разграничения морских пространств имеет протяженность свыше 1500 километров. За 40 предыдущих лет Россия и Норвегия провели делимитацию всего лишь 70 км: договор о морской границе в Варангер-фьорде был подписан в 2007 году.

Премьер пояснил, что будет подписан не сам договор, а рамочное соглашение к нему. Договор же должен быть представлен парламентариям двух стран на ратификацию. А принципы, о которых договорились стороны, подпишут министры иностранных дел. Медведев добавил, что надеется на подписание договора в следующем году в Москве.

Российский журналист спросил Медведева, почему правительства обеих стран держали новость о подписании договора в тайне. «У нас в России существуют глубокие традиции конспирации, и мы умеем держать тайну. Я не знаю, чем руководствовалась норвежская сторона», – ответил, улыбнувшись, президент. Норвежский премьер объяснил, что закрытость помогает спокойнее работать небольшой группе переговорщиков.

ПРОТИВОРЕЧИЯ РАЗРЕШЕНЫ

Пока неясно, предусматривают ли рамочные договоренности какие-то соглашения о двухсотмильной зоне вокруг архипелага Шпицберген. Большинство стран-подписантов Парижского договора о Шпицбергене не признают статуса так называемой рыбоохранной зоны, которую Норвегия объявила в одностороннем порядке в 1977 году. Кроме того, исполнительной власти обеих стран нужно будет доказать своим парламентариям, что компромиссная линия раздела акваторий не означает отхода от принципиальных позиций. На протяжении всех сорока лет переговоров и Россия, и Норвегия настаивали на том, что только их способ делимитации (секторный принцип – у нас, срединная линия – у них) легитимен и отвечает принципам международного морского права.

Как видно, пока соглашение о разделе морских пространств – скорее, декларация о намерениях. Понятно, что для нанесения на морские карты множества точек с географическими координатами требуется значительное время. Но сторонам удалось договориться о главном: гигантская спорная акватория будет разделена пополам.

Вероятно, главным мотивом к достижению компромисса стало желание укрепить сотрудничество в нефтегазовой сфере. Ранее Россия и Норвегия договорились о моратории на разведку и добычу здесь полезных ископаемых. Потенциальные скопления углеводородов в спорной зоне, которые были открыты еще советскими учеными, ближе и доступнее, чем Штокмановское месторождение. Скорее всего, вместе с договором будет подписано и новое соглашение между «Газпромом» и Statoil о создании совместного предприятия для разработки и добычи газа в теперь уже бывшей спорной зоне.