Фэндом


В Киркенесе прожив
DF 65o26kpr.jpg
ает 10% русских. Поэтому наверное ни странно, что центральные улицы обозначаются и на кириллице. Dagbladet посетила город, чтобы посмотреть как норвежцы и русские уживаются вместе.Одна из тех, кого мы встретили, была россиянка Галина Кеми, живущая в Киркенсе шесть лет. Она развелась со своим бывшим норвежским мужем и теперь воспитывает дочь Isabel Monica, которой 4,5 года.

Галина хочет жить в городе, который жители Kolahalvøya называют Lille Murmansk (Маленький Мурманск). Центральные улицы обозначены кириллическими буквами, а в библиотеке есть даже своя русская секция.



- Лично я не спекулировала положением. Но я знаю, что некоторые русские женщины пользовались супружеством с норвежцами, с которыми позже развелись. Особенно молодые женщины. Через три года они получают постоянное разрешение, и живут сами по себе после развода, говорит Галина.

В 1994 году Галина встретила одного норвежца, который находился в Мурманске и руководил там строительным проектом. Через год они поженились и она переехала в Норвегию. В 1997 родилась Isabel Monica. В 1999 они развелись.

Теперь Галина готова позаботиться о себе сама. Она очень хорошо говорит по-норвежки, работает в Vinmonopolet и изучает экономику и администрирование.

- Когда мы с Isabel Monica одни, я не разговариваю с ней по-русски. Я говорю по-норвежски. Будет не совсем нормально, если мы обяжем жить себя по-русски в Киркенесе. Моя дочь смотрит норвежское ТВ и общается с норвежскими детьми. Случается, когда я кричу на нее, я говорю по-русски, но Isabel Monica отвечает по-норвежски, улыбается Галина.

Dagbladet провела четыре дня в Киркенесе, чтобы изучить как город адаптировался к новому времени. Мы начали с Ritz.



За пицей и стаканом красного вина мы поговорили с заместителем мэра Linda Beate Randal. За соседним столиком светилась компания русских деловых людей.

Linda аргументировала энтузиазм нового времени. Снаружи по улице внизу проходила группа русских моряков. - Наша старая каменоломня, компания Sydvaranger AS трудоустраивала более 1000 человек. Но в 1991 году угольнная деятельность была остановлена. В этом же году рухнула Берлинская стена и Россия распахнула двери. С окончанием старой истории начался отчет новой. В прошлом году увеличилось население Киркенеса. Первый раз за последние 10 лет. Возрасла деятельность на море, открылись новые предприятия, стала разбегаться сфера услуг, родилось больше детей, чем умерло стариков.

Lindа рассказывает также, что русские привезли с собой свою культуру в Киркенес.

Она тепло рассказывает о «Самовар-театре» и хвастает ежегодным детско-юношеским фестивалем.

Новые финмарковцы: Миша, Тина и Лиза играют в гандбол на 15-летии Bjørnevatn. Они также ходят в один класс в школе. Все трое родились в Мурманске. Лучшие друзья Миша и Тина одно время жили вместе в одном доме в этом большом русском городе, имеют смешанную кровь и поэтому однокровки. Дуэт планирует переехать в Трондхейм чтобы там ходить в школу и гонять в футбол следующей осенью. Миша готовится выступать в сборной команде. Гандбол это только зимнее увлечение.

- Trondheims/Ørn, here I come! Смеется Миша, приехавшая сюда со своими русскими родителями, когда ей было шесть лет. Прошло уже девять лет. Восемь из них она ждала норвежское гражданство. В прошлом году Миша первой получила документы в полном порядке.



- Я ощущаю себя русской, но когда приезжаю в Мурманск чувствую себя там очень одиноко, говорит Миша.

Четыре года назад Тина со своей мамой переехали в Киркенес.

- Мама вышла замуж за одного норвежца, но сейчас они развелись. Сама я точно буду норвежской гражданкой, рассказывает Тина. Также как и ее подруга она говорит на чистом финмарковском диалекте.

Лиза пока так не говорит. Она переехала в Киркенес два года назад. Её мама также встретила одного норвежца.

- Сначала мне хотелось быть только дома. Но теперь уже нет. Россия не такая хорошая страна, где можно расти, считает Лиза.

В основном женщины: Linda Beate Randal констатирует, что большая часть из 300 русских проживающих в Киркенесе это женщины и дети.

- У многих женщин есть дети от прежних отношений. Они получили вид на жительство так как вышли здесь замуж за норвежцев. Часть из них теперь в разводе, но они хотят жить здесь. Русских мужчин здесь очень мало, кроме моряков конечно.

Шесть из 54 детей, посещающих детский сад, двуязычные. У некоторых из них норвежский папа и русская мама. У других оба родителя русские. Такая ситуация требует особого устройства. Но лично я считаю, что очень интересно соседствовать с Россией, считает руководитель Ellen Kjønstad, у которой пару часов каждый день работает двуязычный ассистент с шестью норвежско-русскими детьми.

Ассистента зовут Марина Алексеева. Ее работа направлена на то, чтобы дети развивали родной язык и изучали русскую культуру.

- Я читаю им сказки на русском и рассказываю о русской культуре. Иногда все дети вместе со мной, иногда только норвежско-русские. Последние чувствуют себя увереннее, когда в детском саду есть человек, говорящий на мамином языке. Бывает, они называют меня мамой, смеется Марина.

Проституция: Мы попросили зам.мэра Линду Беате Раннал рассказать также и о негативных сторонах городской жизни Киркенеса. Она говорит:

- Сначала мы пережили проституцию. Но после всего мы научились общаться с русскими в повседневной жизни: на тренировках, в детских садах, в магазинах – после этого автобусы с женщинами перестали быть экзотичными.

Мы пережили очерненение норвежско-русских детей. Коммуна Sør-Varanger усиленно трудится в этом направлении в школах и детских садах. Сегодня норвежско-русские дети приняты и уважаемы. Мой шестилетний сын научился здороваться и прощаться по-русски. Это здорово. Моя дочь может выбрать русский для изучения в подростковой школе.

- Никакого негатива теперь не происходит?

- Городской кризисный центр посещается русскими женщинами. Но эта проблема на стадии решения. Часть русских моряков бродит по улицам. У них плохо с деньгами. Но мы работаем с этим. Включая и церковь для моряков, проводящую блестящую работу, рассказывает Линда.

Место встречи: Церковь для моряков в Киркенесе стала посещаться также хорошо как такие же церкви в Нью-Йорке и Сан-Франциско.

Городские институты – церковь, рыболовецкий союз, российское генконсульство, союз работников транспорта, Баренц-секретариат и руководство коммуны – предоставили бедным русским морякам сниженные цены на два вечера в неделю.

Хозяйка кафе May Brit Skagestad руководит духовым оркестром с добровольным и большим участием русских женщин, что замужем за норвежцами.

Каждый вечер в кафе подаются кофе, чай, сафт, вафли, пироги и русские газеты.

- У нас бывает где то 25-50 человек каждый вечер, рассказывает May Brit.

Те, что не хотят сидеть и беседовать за кофе и вафлями или читать газеты – могут сыграть в биллиард или настольный тенис или поиграть на пианино.

- Приходить сюда все-равно, что попасть домой в Россию, считают Илья, Вадим и Антон из Мурманска.

- Какие-нибудь другие места посещаете?

- Почти никогда. Вопрос в деньгах, говорит Антон. К тому же не так легко познакомиться с норвежцами, особенно с девушками.

- Они не говорят по-русски, а мы плохо знаем английский. Они боятся нас, я так думаю.

Государственная поддержка: В прошлом году Кикенес получил 120 млн. крон от государства. Это компенсация за продажу акций и потери Sydvaranger AS, деньги будут использованы для укрепления деятельности связанной с Россией.

- Русские моряки стараются следить за своей гигиеной на траулерах. Они любят выглядить чистыми на земле и получают субсидированные цены в плавательных бессейнах. Также будет и в саунах, говорит зам.мэра.

Скучают по Мурманску: Траулер «Климовск» лежит на киле для ремонта. – Мне нравится смотреть на Киркенес, говорит моряк Сергей. Он уже побывал здесь семь раз, скучает по подруге в Мурманске, и когда траллер после нового года отправится домой будет время для любви и праздника.

- Иногда я захожу в пивной бар здесь в Киркенесе. Но пиво дорогое и я не знаком с норвежцами, говорит Сергей, они сидят в каюте второго штурмана Тимура. У Тимура (28) ранг выше и он выглядит страше Сергея (29). У него жена и дочь в Мурманске. Он рассматривает нижнее белье в магазине Hennes & Mauritz и хочет сделать подарок для семьи. Климовск лежит на киле уже неделю и будет еще долго в ремонте, поэтому они выгрузили треску с борта.

- Вобще то я хотел бы поменять работу дома в Мурманске. Мне не нравится ходить в море. Но я люблю деньги, смеется Сергей и поглядывает на Тимура.

Мало криминала: В своей конторе в Sør-Varanger полицейском управлении с видом на фьорд мы встретились с консультантом полицмейстера Arne Hammersmark.

- Мы очень редко сталкиваемся с русским криминалом. Немного контрабанды, немного провозят вина. Но никогда никакого насилия. Надо сказать, что как раз норвежцы плохо обходятся со своими русскими женами. И этот негатив может расти. Мы думаем, что какая-то часть русских женщин не обращается в полицию из-за боязни потерять вид на жительство. В тех случаях, когда они не прожили здесь трех лет. После трех лет легче получить постоянный вид на жительство.

Проституция?

- Никакого видимого движения. Возможно есть какие-то частные встречи, но это уже не проблема полиции. У нас были наметки организованной проституции, но в 1999 году мы свели это на нет.

Когда в 1991 году границы открылись полиция Киркенеса боялась начала деятельности русской мафии. Сегодня, заключает Hammersmark, эти опасения были безосновательными: - После того как некоторые личности были высланы все успокоилось. Это не только торговля наркотиками мафией в Мурманске, там и оружие и убийства и грубое насилие со всех сторон.

Популярность: У полицмейстера управления есть свои собственные заключения о норвежско-русском обществе:

- Русские популярны здесь. Во время войны они освободили Киркенес без всякого насилия против местного населения. После войны они быстро вывели свои войска. В дальнейшем языковые и культурные барьеры будут стираться – вот тогда мы должны стоять на защите наших интересов и безопасности.

- Но на этих русских уличных знаках коммуна могла бы и сэкономить. Мы обязаны выделить, что мы живем все-таки в Норвегии, говорит полицмейстер.


Источник

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики