ФЭНДОМ


Осмунд Егге:
Целью совместного русско-норвежского проекта "Коминтерн и Норвегия 1919-1943" является издание сборника документов, освещающих историю отношений между Коминтерном и норвежским отделением этой организации. Отсутствие подобного собрания источников долгое время препятствовало проведению фундаментальных исследований по этой теме, которые могли бы воссоздать целостную картину взаимоотношений Коминтерна и норвежских партий. Чтобы исправить положение, Институт истории Университета в Осло, Институт всеобщей истории Российской Академии Наук и Российский государственный архив социальной и политической истории (бывший РЦХИДН) заключили соглашение с целью создания такого сборника документов. Редакторами сборника являются Вадим Рогинский (Институт всеобщей истории РАН, Москва) и Осмунд Егге (Институт истории, Университет в Осло). Работа над проектом только началась, поэтому многие вопросы требуют обсуждения. Мы были бы благодарны за советы и пожелания по работе над проектом. Я хотел бы сказать несколько слов о проекте и о характере источников. Эта тема впоследствии будет развита в докладе г-на Рогинского, но сначала – краткое представление исторического процесса, который будет основным предметом будущего сборника.

До 1921 г. единственной социалистической партией Норвегии была Норвежская рабочая партия (НРП). Она объединяла значительное количество рабочих и тесно сотрудничала с профсоюзным движением. В 1918 г. прежнее реформистское руководство партии было смещено и новое, радикальное, руководство избрано. Оно представляло интересы левой оппозиции, объединявшей частично представителей профсоюзного движения – сторонников синдикализма, частично представителей марксистской интеллигенции, особенно членов молодежного крыла партии. Новое руководство полностью поддерживало новый строй в России, и, когда в 1919 г. был основан Коммунистический Интернационал, вступление в эту организацию рассматривалось как само собой разумеющееся. Постановление об этом было принято на внеочередном съезде в мае 1919 года.

Уставы и условия приема, принятые на втором съезде Коминтерна летом 1920 года, вызвали серьезные разногласия внутри партии. Правое крыло отделилось и организовало отдельную социал-демократическую партию в противовес Норвежской рабочей партии. Новая партия, однако, стала партией меньшинства. Это означало, что партия большинства норвежского рабочего движения осталась членом Коминтерна. Ситуация была более чем уникальной – во всех других странах в Коминтерн входили партии меньшинства. Партии большинства, напротив, представляли сильную оппозицию Коминтерну и российским большевикам. Такая ситуация способствовала тому, что отношения между Коминтерном и норвежской секцией имели гораздо более важное значение, чем можно предполагать исходя из малых размеров страны и ее скромной роли в международных отношениях.

align=left>Однако идиллия существовала недолго. Влиятельные силы в НРП желали большей самостоятельности для партии, чем те условия работы, которые определялись членством в Коминтерне. В результате в партии сложились две фракции, разделившиеся по признаку занимаемой позиции в этом вопросе – федералисты, критиковавшие сильный политический и организационный централизм Коминтерна, и централисты, которые хотели реорганизовать Коминтерн таким образом, чтобы он представлял собой единую структуру, действующую в полном соответствии с основным принципами деятельности Коминтерна. Разногласия привели к разделению партии в 1923 г. Сторонники Коминтерна, оказавшиеся в меньшинстве на внеочередном съезде партии в ноябре этого года, вышли из нее и образовали Норвежскую Коммунистическую партию. После этого именно НКП стала норвежским представителем в Коминтерне.

После разделения партий положение коммунистов было достаточно солидным. Многие отделения НРП примкнули к коммунистам и вместе с ними получили контроль как над большей частью участников рабочего движения, так и над избирателями. После объединения НРП и правых социал-демократов в 1927 г. НКП оказалась в изоляции и в последующие годы превратилась в маловлиятельную секту. Партия имела некоторое влияние на профсоюзы, но потеряла свой электорат и осталась вне Стортинга. Только после второй мировой войны НКП снова приобрела значительную популярность на волне борьбы с немецкими оккупантами и поддержки Советского Союза против гитлеровской Германии. Спад популярности партии в период с 1923 по 1940 гг. совпал по времени с периодом членства НКП в Коминтерне, когда партия в полной мере следовала основным политическим и организационным директивам этой организации. Вопрос о том, в какой степени политика Коминтерна повлияла на падение авторитета партии и в какой мере на это повлияли другие объективные и субъективные факторы, несомненно является центральной проблемой.

С норвежской стороны проводились отдельные исследования взаимоотношений Коминтерна и НРП/НКП. До открытия советских архивов основными работами по теме были монографии "От московских тезисов до Кристиания-инициативы" Пера Маурсета, посвященная внутренним противоречиям в НРП в период до февраля 1923 г, и "Норвежское рабочее движение и Коммунистический Интернационал 1919-1920 гг.", автор Ейнхарт Лоренц ( на немецком языке). Обе работы вышли в свет в 1970 г. Однако никто из этих авторов не смог воспользоваться архивами Коминтерна, материалами, которые важны не только потому, что они освещают политику Коминтерна в отношении к Норвегии, но также включают в себя внутрипартийные документы НРП и НКП которых нет в Норвегии, так как немецкие оккупационные власти арестовали архивы этих партий, и они до сих пор не восстановлены. Открытие советских архивов представляет уникальную возможность не только для изучения взаимоотношений НРП и НКП с Коминтерном, но и для изучения истории этих партий в целом.

vsnitt align=left>Кроме материалов, касающихся работы центральных органов Коминтерна – президиума, исполнительного комитета, секретариата и различных выборных комиссий, подразделений и побочных организаций, архив содержит переписку с партиями отдельных стран, а также рабочие материалы этих партий – протоколы, информационные материалы и т.д. – часто в немецком переводе, так как немецкий язык был наиболее распространенным рабочим языком в органах Коминтерна. Среди этих материалов имеются, например, копии большинства протоколов заседаний центральных комитетов и политбюро норвежской партии. Большой интерес представляют также отчеты посланников и представителей от Коминтерна в Норвегии, а также предназначенные для них инструкции руководства Коминтерна.[mp__L[/avsnitt>
До настоящего времени архив Коминтерна практически не был использован в полной мере при изучении как политики Коминтерна, так и общей истории норвежских партий. В скором времени выйдет моя работа о Коминтерне и кризисе в НРП периода 1922-1923. Материалы архива частично использовались при написании нескольких кандидатских диссертаций, освещавших отдельные аспекты истории этого периода.

Мы планируем издать два тома. Первый том будет посвящен НРП (1923-1943 гг.), второй – НКП (1923-1943 гг.). Работа уже началась и проект получил определенную финансовую помощь со стороны Норвежского Научного Совета, которой, мы надеемся, хватит на издание первого тома. Что касается подбора документов, то нужно, чтобы они освещали с одной стороны, взаимоотношения центрального руководства Коминтерна и норвежской партии, а с другой стороны – давали представление об обоих участниках этого процесса, избегая при этом преимущественного освещения истории НРП. Хотелось бы также привлечь материалы, которые касаются деятельности побочных организаций Коминтерна, таких как Профинтерн (красная профсоюзная организация), Коммунистический Интернационал молодежи и т.д., однако в таком случае ограничиться рамками двухтомного издания будет невозможно. Я полагаю, что в связи с этим тематика сборника должна быть четко ограничена.

Как уже ранее упоминалось, основным языком в Коминтерне был немецкий. В некоторой степени этот момент влияет на выбор языка будущего сборника документов. В качестве одного из возможных вариантов предлагается опубликовать два параллельных издания на русском и на норвежском соответственно, а оригинальный немецкий текст поместить в сносках или в приложении. Однако это означает, что большую часть документов надо будет переводить с немецкого языка на русский и норвежский, а это увеличит затраты. С другой стороны, сборник можно издать на немецком языке с публикацией оригиналов на других языках в сносках или приложении. Этот вариант обойдется намного дешевле. Большинство документов, которые предполагается включить в сборник, составлены на немецком языке, что само по себе способствует изданию всего сборника на немецком. Кроме того, во многих случаях тексты документов, составленных на русском, норвежском или других языках, уже переведены на немецкий. Таким образом, немецкое издание было бы наиболее предпочтительным для международной научной аудитории. В то же время норвежско-русское параллельное издание окажется более востребованным в России и Норвегии, там, где по нашему мнению, существует наибольшая заинтересованность в реализации этого проекта.Источник

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики